Вы здесь

Зачем нужны изменения в Деонтологическом кодексе журналиста?

28 декабря 2016
706 просмотров
Виорика Захария, председатель Совета прессы Республики Молдова
 
Я уже слышу доводы скептиков (в рядах которых зачастую оказываюсь сама) о том, что и в своем нынешнем виде Деонтологический кодекс не соблюдается, а уж его улучшенный, а значит содержащий еще большие ограничения вариант не будет соблюдаться и подавно. Веский аргумент. И все же попытаемся выявить наиболее очевидные нарушения норм профессиональной этики, допущенные за последние годы, чтобы выяснить насколько возможные изменения могли бы оказаться целесообразными и защитить журналистов.
 
Сегодня существует немало виртуальных информационных ресурсов, содержание которых никак не регулируется законодательством. На них можно публиковать все, кроме прямого подстрекательства к национальной, религиозной или расовой ненависти, призывов к свержению власти, клеветы… Но никто и ничто не может заставить владельцев этих ресурсов, как в случае традиционных средств массовой информации, обеспечивать плюрализм мнений, не заниматься продвижением политических деятелей, избегать ненужных подробностей в сюжетах о преступлениях или несчастных случаях, обязательно указывать источник информации (никто и ничто кроме собственного здравого смысла и совести, разумеется). И НИКТО не может заставить указывать, КТО является владельцем того или иного ресурса и кто несет ответственность за его содержание. Очень часто коллеги, занимающиеся журналистскими расследованиями, просят помочь им установить владельцев различных сайтов. Почему? Потому что на подобных ресурсах нередко публикуются материалы без указания источника. Подозрительные тексты, скопированные с сомнительных блогов или порталов или даже простые слухи, выдаваемые за новости. При этом нет никаких сведений об авторе или владельце портала, так что потребовать объяснений не у кого. Ни контактного телефона, ни адреса… ничего.
 
В последнее время все больше представителей средств массовой информации настаивают на необходимости предусмотреть на законодательном уровне обязательство размещать на информационных порталах по крайней мере данные о владельцах, чтобы их можно было привлечь к ответственности за клевету или распространение ложной информации. Показателен случай, когда адвокат, обнаружив на одном из сайтов материал, который она посчитала порочащим ее честь и достоинство, подала жалобу в Совет прессы. До этого она пыталась связаться с «автором» и «редакцией», которые должны были хотя бы предоставить ей право на ответное слово. Письмо, которое она отправила по адресу, по ее словам обнаруженному на сайте, вернулось обратно, а предполагаемого автора упомянутого материала ей найти так и не удалось. Подобные случаи стали темой для обсуждения в ходе специализированной мастерской на Форуме средств массовой информации, который прошел в начале декабря. Вывод был однозначным: до тех пор, пока необходимые изменения на законодательном уровне не внесены необходимо четко предусмотреть в Деонтологическом кодексе обязательство указывать на видном месте сведения о владельцах сайтов и контактные данные.
 
«Мою коллегу Викторию Додон с сегодняшнего дня зовут Пресса!». Так озаглавил свой пост в Фейсбуке один из репортеров Центра журналистских расследований. Что же произошло? В тот день материал, подготовленный Викторией Додон, процитировало другое средство массовой информации со ссылкой «по данным прессы», без указания конкретного источника. С одной стороны, подобное нельзя считать воровством, поскольку в этом случае никто не присвоил себе чужую идею или продукт, с другой стороны, цитировавшие воспользовались плодом труда журналиста без ссылки на него самого. Почему же не был указан источник? Признаюсь, я никогда не задумывалась о том, как важно четко оговорить в Деонтологическом кодексе правила цитирования. В его нынешней редакции предусмотрена лишь обязанность разместить ссылку на цитируемый текст. Но не ясно как быть в тех случаях, когда заимствуется только идея статьи или когда информация освещается с иной точки зрения. Почему редакция, которая завоевывает внимание аудитории, публикуя заявление, сделанное для другого средства массовой информации или обнаруженные кем-то другим сведения, не указывает их конкретные источники: «TV7», «Pro TV» или «Publika»? В данном случае это не было бы рекламой конкурентов (чем пытаются оправдаться некоторые), а проявлением корректного и уважительного отношения к чужому труду.
 
… Вопрос лицензирования или иной формы «сертификации» журналистов вновь актуален, что объясняется значительным объемом информации, несущей больше вреда, чем пользы. Поскольку идея лицензирования журналистов все еще неоднозначно воспринимается в профессиональных кругах, на Форуме средств массовой информации было предложено рассмотреть возможность введения своеобразного «знака качества», который присваивался бы средствам массовой информации, соблюдающим нормы профессиональной этики, не использующим средства информационного манипулирования, не скрывающим имена своих акционеров и авторов и т.д. Это могло бы помочь читателям, слушателям и зрителям понять какой информационный продукт они потребляют.
 
По сути, все озвученные предложения продиктованы соображениями здравого смысла и совести и касаются не только журналистов, но и профессионалов в любой сфере деятельности. Однако будучи четко оговорены в Деонтологическом кодексе они обретут силу документа. Благодаря этому действия журналистов можно будет квалифицировать в соответствие с конкретными положениями данного документа, что станет серьезным подспорьем как для самих журналистов, которые будут четко понимать, что можно, а что нельзя, так и для Совета прессы, который зачастую оказывается на распутье, рассматривая жалобы на средства массовой информации.

_______________
Статья было опубликована в рамках проекта «Общественные кампании для обеспечения прозрачности структуры собственности СМИ, доступа к информации и продвижение ценностей ЕС и европейской интеграции», осуществляемого ЦНЖ, который, в свою очередь, является частью проекта «Партнерства для Устойчивого Гражданского Общества в Молдове», осуществляемого FHI 360.

Публикация данного материала стала возможной благодаря щедрой помощи американского народа, предоставленной через Агентство США по международному развитию (USAID). Мнения высказанные принадлежат автору  и не отражают в обязательном порядке взгляды USAID или Правительства США.