Вы здесь

Местный бренд: составление отчетов

29 июля 2016
645 просмотров
Ион БУНДУКИ, эксперт в области средств массовой информации
 
В последнее время многие спрашивают меня, почему власти так спешат принять во втором чтении проект закона №218? Я честно отвечаю: не знаю, но полагаю, что причина – желание властей «блестяще завершить» выполнение своих обязательств по Дорожной карте, после чего можно будет с гордостью доложить в Европе о достигнутых успехах. Причем это мое предположение подтвердил в телепередаче и один из авторов упомянутой законодательной инициативы.
 
По сути, в этом нет ничего предосудительного. Хочется верить, что авторы проекта искренне ставили перед собой цель поощрить производство местной телерадиопродукции и противостоять внешней пропаганде. Несомненно, благородные намерения (даже если в проекте нет ни слова о пропаганде внутренней). Надо признать, к такому же мнению пришли и эксперты ОБСЕ и Совета Европы, давшие свое заключение по проекту. Экспертиза вызвала кривотолки, поэтому скажу еще раз: европейские эксперты одобрили озвученные намерения, и это понятно. Что плохого в увеличении доли местной телерадиопродукции или в борьбе с зарубежной пропагандой, если благодаря этому будет обеспечено лучшее и более честное информирование гражданина?! Кто осмелится оспорить такие намерения?! Но те же эксперты отметили, что способы, которыми планируется претворять их в жизнь, по меньшей мере, вызывают сомнения. Согласимся: очень сложно нащупать грань между борьбой с пропагандой и нарушением права на свободу информации. И как раз на это обратили внимание европейские эксперты.
 
Если положение закона поддается толкованиям, значит, оно никуда не годится. Чтобы не быть голословным, приведу лишь два положения проекта № 218:
 
Статья 2 (с): «вещатель – юридическое лицо, являющееся обладателем лицензии на вещание, выданной Координационным советом по телевидению и радио, который несет всю полноту ответственности за трансляцию предназначенных для приема публикой программных комплексов»;
 
Статья 11, пункт (3): «Вещатели, целью которых является получение финансовых средств исключительно за счет распространения, не имеют права размещать рекламу…».
 
Теперь давайте переведем понятие «вещатель», в связи с которым у меня возникают серьезные опасения по поводу его ответственности за «трансляцию». Согласно определению, трансляция - «передача сообщения, сделанного на одном языке, на каком-то другом языке». Допустимо ли настолько упрощать роль вещателя, обладателя лицензии и пользователя частоты/частот, национального достояния и вменять в его обязанность простое нажатие кнопок для трансляции программных комплексов?! Это может сделать каждый. Однако далеко не каждый может задумывать и создавать радио- и телепередачи на профессиональном уровне. Именно этим должен заниматься вещатель, а не отвечать за нажатие на кнопки.
 
Статья 11 и вовсе заводит в дебри, потому как, если с одной стороны вещатель должен отвечать за трансляцию программных комплексов, а с другой стороны может заниматься исключительно «распространением» и плевать с Эйфелевой башни на определение, данное в этом же законе.
 
После этих примеров проверим, кто и что из них понял? Между тем, они должны быть понятны всем: и гражданам, и вещателям, и Координационному совету по телевидению и радио. К счастью, мудреные положения, о которых я упомянул, не касаются борьбы с пропагандой или увеличения доли местной телерадиопродукции. Но задумаемся, мог бы эксперт, даже не видя всех прочих положений, дать положительное заключение, увидев подобные примеры?!
 
Впрочем, важно даже не это. Важно другое, и это другое со времени нашей независимости (хотя, наверное, правильнее было бы сказать «нашей неприкаянности») с завидным упорством рождает множество вопросов. Приведу лишь некоторые из них:
- Почему, если заключение европейских экспертов было готово еще в сентябре 2015 года, проект был в срочном порядке выставлен на голосование только в конце июля 2016?
- Почему, если проект закона был утвержден в первом чтении, мы не объединим усилия, чтобы подготовить хороший закон с системным подходом к вопросу и не представим его ко второму чтению уже осенью?
- Почему мы не хотим прислушаться к народной мудрости о том, когда напрасно раскармливать поросенка?
- Почему для нас важнее «отчитаться», а не «заручиться»?
- В чем разница между «доложить в Москву о том, что урожай пшеницы в этом году вдвое больше, чем в предыдущем», но при этом сельчане едут за хлебом в райцентр и «отчитаться в Брюсселе о выполнении обязательств по Дорожной карте», когда граждане продолжают смотреть «Давай поженимся» или «Кто хочет стать миллионером»?
- Почему даже сегодня, когда после краха «истории успеха» Европа как никогда решительно требует от нас не пускать пыль в глаза, мы по-прежнему пишем отчеты?
- Почему после того как от нас потребовали того, что было и так очевидно: что мы должны работать на благо граждан Республики Молдова, мы продолжаем работать над составлением отчетов?
- Почему бы политикам раз и навсегда не включить в свои избирательные программы пункт «Обязуемся писать отчеты!» и ждать когда избиратели за них проголосуют?
 
Насколько очевидны ответы? И за сколькими замками они скрыты?
______________________________
 
Статья было опубликована в рамках проекта «Общественные кампании для обеспечения прозрачности структуры собственности СМИ, доступа к информации и продвижение ценностей ЕС и европейской интеграции», осуществляемого ЦНЖ, который, в свою очередь, является частью проекта «Партнерства для Устойчивого Гражданского Общества в Молдове», осуществляемого FHI 360.

Публикация данного материала стала возможной благодаря щедрой помощи американского народа, предоставленной через Агентство США по международному развитию (USAID). Мнения высказанные принадлежат автору  и не отражают в обязательном порядке взгляды USAID или Правительства США.