Вы здесь

БУДУЩЕЕ МЕДИАГРАМОТНОСТИ

16 марта 2018
1606 просмотров
Медиаграмотность стала центром тяжести в противостоянии «фальшивым новостям», а целый ряд заинтересованных лиц – от преподавателей до законодателей, от филантропов до технологов – вложили значительные ресурсы в связанные с ней программы. Тем не менее, не следует рассматривать медиаграмотность как панацею. Данное иследование представляет с собой основу для оценки эффективности усилий по повышению медиаграмотности и их сопоставления с текущей ситуацией в медиапространстве.

Нынешняя политическая и медийная среда (как в США, так и за рубежом) играет важную роль в содействии медиаграмотности. Во многих случаях прилагаются усилия для продвижения новых инициатив в этой области. Скорее всего, были бы полезны мероприятия по повышению осведомленности о медийных сообщениях (как их создавать или критически к ним подходить), однако, с точки зрения имеющихся данных, все еще не понятно, может ли медиаграмотность помочь подготовить граждан к противостоянию угрозам фальшивых новостей и дезинформации.

В данном иследование приведены пять общих рекомендаций для тех, кто заинтересован в дальнейшем развитии медиаграмотности: a) сформировать согласованное понимание медийной среды; b) укрепить междисциплинарное сотрудничество; c) использовать нынешний медиакризис для консолидации заинтересованных сторон; d) уделить первоочередное внимание созданию национальной фактологической базы для медиаграмотности, e) разработать учебные программы, затрагивающие не только толкование, но и действия.

Сформировать согласованное понимание медийной среды.  В ряде дисциплин и отраслей идет работа по выявлению и устранению причин притока фальшивых новостей, и их сохраняющегося влияния. Эти усилия необходимо объединить для согласованного отображения проблемного вопроса. Очевидно, что ответственность за доступ к высококачественной и достоверной информации лежит не только на отдельных лицах, но и, среди прочих субъектов, на учреждениях, технологических платформах и странах.

Если рассматривать медиаграмотность в контексте этой сложной медийной и информационной среды, можно получить более глубокое понимание того, как эффективнее использовать образование и профессиональную подготовку для повышения ответственности во взаимодействии со СМИ.

Укрепить междисциплинарное сотрудничество. Интересная и важная работа, имеющая критическое значение для медиаграмотности, происходит и за пределами этой области. Помимо охвата медиасреды, необходимо также проявлять инициативу в обобщении результатов, полученных в разных отраслях. В социальной психологии ведутся важные исследования в области принятия решений: как мы оправдываем наш выбор, даже когда осознаем, что он ошибочный, кто наиболее склонен переоценивать собственные способности; как наш разум предпочитает развивать интуитивное «внутреннее чувство», а не аналитическое мышление. Политология выясняет, как мы оправдываем пристрастное отношение и мотивированные рассуждения, как наши бессознательные реакции на визуальные сигналы заставляют нас с предубеждением относиться к тем, чьи мнения отличаются от нашего и как распространяются слухи, становясь частью наших ценностей и убеждений. Такие исследования позволяют получить представления о механизмах возникновения выбора и о возможностях вмешательства. Ведущаяся в социологии работа по изучению того, как страх побуждает к выбору и как поляризация влияет на ценности, может также помочь в формировании подходов к повышению медиаграмотности, так как уделяет особое внимание внутренним предубеждениям. Теория коммуникации выясняет, кто наиболее восприимчив к теориям заговора и дает рекомендации, как противодействовать формированию убеждений, основанных на дезинформации.

В совокупности, эта работа обеспечивает целостное понимание структуры медийной среды и то, каким образом люди ориентируются в ней. Такие результаты (определяя, сможет ли обучение повлиять на практику, и если сможет – как сделать это лучше всего) могут повысить эффективность текущих инициатив по обучению в области медиаграмотности.

Использовать нынешний медиакризис для консолидации заинтересованных сторон. Область медиаграмотности может извлечь выгоду из того факта, что кризис фальшивых новостей вновь привлек к ней внимание общества. Есть возможность достичь большей слаженности в этой сфере, а также стать движущей силой многосекторального, междисциплинарного сотрудничества. Самое время установить, что известно и неизвестно о медиаграмотности, выявить имеющиеся пробелы. В связи с резким увеличением объема исследований и обсуждений, наблюдается динамика понимании того, почему медиаграмотность может потерпеть неудачу, и какая именно окружающая обстановка способствует успеху в этой области. Кроме того, пришло время разработать обстоятельную фактологическую базу, чтобы продемонстрировать эффективность обучения медийной грамотности при подготовке молодежи к динамично развивающийся медийной среде. Такая база необходима для демонстрации ценности обучения медийной грамотности и привлечения ресурсов и политической поддержки в будущем.

Уделить первоочередное внимание созданию национальной фактологической базы для медиаграмотности.  Усилиям по повышению медийной грамотности в США всерьез препятствует децентрализованный характер обучения и исследований на данную тему. В стране отсутствует главный орган, который нес бы ответственность за исследование уровня медиаграмотности и обучения ей же, и за распространение результатов таких исследований. Инициативы по повышению медиаграмотности (несмотря на то, что их поддерживают члены обеих политических партий) все еще недостаточно финансируются и не согласовываются на национальном уровне. Оценивая медиаграмотность в Израиле, Лемиш и Лемиш (Lemish & Lemish) (1997 г.) пришли к выводам, которые можно применить и к современной медийной среде США: политики рассматривают СМИ со своей (идеологической) точки зрения, и поддерживают такое обучение медийной грамотности, которое будет соответствовать нужной идеологии. Возможности инициатив по повышению медиаграмотности в США ограниченны из-за трудностей, связанных с идеологией, финансированием и недостатком согласованности на национальном уровне.

Хороших результатов можно было бы добиться путем создания и финансирования национального органа, ответственного за контроль деятельности по повышению медиаграмотности. Мировыми лидерами в обучении, разработке политик и сборе фактов в сфере медийной грамотности на сегодняшний день являются Соединенное Королевство, Канада и Австралия. Британский «Ofcom», который проводит ежегодные исследования, систематически оценивая изменения в связанных со СМИ потреблении, обучении и отношениях – это положительный пример такого рода национального органа, отвечающего за медийную грамотность.

 

«Ofcom» располагает результатами продолжительных обследований, которые сложно будет получить другим путем, и, таким образом, служит важной фактологической базой для исследований в области медиаграмотности.

Следует добавить, что текущий медиакризис в США осложняется чрезмерной ангажированностью и враждебным отношением к СМИ, которое культивируется политиками. Сложно представить, как на данный момент мог бы выглядеть государственный орган, отвечающий за медийную грамотность, если учесть, что новая администрация вовсю урезает финансирование научных исследований в ряде департаментов и применяет сомнительные практики публикации результатов таких исследований.

Альтернативой могла бы стать совместная работа крупных организаций, которые уже занимаются такого рода деятельностью. Их масштаб и институциональная стабильность могли бы обеспечить фактологическую базу аналогичную той, которую Фонд семьи Кайзер (2010 г.) начал создавать в конце девяностых годов.

Разработать учебные программы, затрагивающие не только толкование, но и действия. Из-за того, что социальные сети и прочие сетевые формы коммуникации зависят от контента, генерируемого пользователями, растут и масштабы взаимодействия отдельных лиц со СМИ, что в очередной раз меняет традиционные понятия медийной грамотности. Такое взаимодействие подразумевает более активное участие отдельных лиц, а также большее влияние со стороны платформ и медиа-авторов, в результате чего возникают вопросы об ответственности и контроле. Сьюзан Бенеш (2017 г.) рассматривает такие новые отношения в свете проблемы «ненавистнических высказываний», утверждая, что положительный эффект усилий по изменению поведения может быть незаметен из-за общепринятой стратегии удаления оскорбительного контента (которую так часто поддерживают технические специалисты). Речь может идти не только об определении действий по предотвращению публикации сомнительных материалов (прежде всего), но и о том, как люди реагируют на такие материалы, выявляют их, сглаживают их последствия или привлекают к ним внимание (Benesch, 2017). Согласно еще одному исследованию, проведенному Чэньхао Тань и др. (2016 г.) на форуме сайта Reddit «ChangeMyView», неформальные попытки изменить дискурсивное поведение таким образом имели успех, что подтверждает необходимость обучения людей не только правильному толкованию информации, но и правильным действиям.
Источник:
https://datasociety.net/pubs/oh/DataAndSociety_Media_Literacy_2018.pdf